Cherry Brandy
Я сильно заболел тобой. Лекарств нет. Искать не буду. Я буду болеть. Всю жизнь. (с)
2 июля 2015
Сергей Штанько
rufabula.com/author/sergey-shtanko/588
В ряду множества мировых новостей практически незаметно прошла сегодня и эта: в Госдуму России внесен законопроект о расширении права полицейских на применение оружия. Вроде, ничего особенного. Мало ли что? Может, в Нижнем Тагиле довели уже мента до того, что он и выстрелить не может? Нет, вообще-то, может. Но как-то сковывает его нынешнее законодательство, не позволяет стрелять вольно, без ограничений.
Да, так о законопроекте. ТАСС сообщает (tass.ru/obschestvo/2...), что этот самый законопроект дозволяет «применять оружие при значительном скоплении граждан, также полицейским разрешат стрелять в женщин». Так это же меняет дело! Это же всё – на пользу Державе Российской! Не случайно законопроект, «расширяющий право полицейских на применение оружия в экстренных ситуациях», внес не кто-нибудь, а депутаты комитета Госдумы по безопасности (!) во главе с его председателем Ириной Яровой. Если примут законопроект и внесут поправки в ныне действующие законы, то граждане России и впрямь заживут счастливо и, главное, безопасно. Посудите сами. По законам нынешним не могут стражи правопорядка взять и начать, ни с того ни с сего, палить на поражение в женщин. А вот законопроект Ирины Яровой уточняет: ограничение будет распространяться только на представительниц слабого пола «с видимыми признаками беременности».
Гуманно? Несомненно! Что, заранее не постаралась забеременеть, а на митинг прёшься? Пулю в череп! Тут, конечно, сомнений быть не может - заслужила.
Но вот вдруг гнилые либералы из нацпредателей начнут задавать свои сопливые вопросы? Мол, а как полицейский будет определять беременность? А если у него нет с собой аптечного теста? А если полицейский решит, что это не беременное брюхо, а чрезмерная полнота? А если на четвертом месяце тот живот ещё и вовсе не выперло, то есть, нет «видимых признаков»? Да к едреней фене все эти «если»! Стрелять надо! А потом сказать: «Дык кто ж его знал, что та баба на сносях?! Она ж ко мне спиной стояла!» Не буду углубляться в рассуждения по поводу того, что стрелять в женщин предлагает женщина (ну, женщина же, вроде, да?) Ирина Яровая. Просто есть такая закономерность: расстреливать «врагов народа» с особым, с трепетным упоением требуют не мужики, а черноротые бабы.
Пойдем дальше. ТАСС глаголет: «Кроме того, сотрудник полиции сейчас не имеет права применять огнестрельное оружие при значительном скоплении граждан, если в результате могут пострадать случайные лица. К этому пункту делается оговорка, согласно которой правоохранители в такой ситуации смогут стрелять «в целях предотвращения (пресечения) теракта, освобождения заложников, отражения группового вооруженного нападения на критически важные и потенциально опасные объекты или объекты, здания, помещения, сооружения органов государственной власти». Понятно? То есть, стрелять можно в любую толпу при любых обстоятельствах. Главное, заранее обозначить это сборище как «представляющее угрозу». Что такое, скажем, «предотвращение» теракта? Это же обычная профилактическая стрельба. Мол, есть «оперативные данные» о «готовящемся теракте». Надо бы стрельнуть и тем самым – предотвратить.
А что такое «вооруженное нападение на сооружения органов государственной власти»? Вышел под окна губернатора, предположим, Брянской области митинг с требованием включить горячую воду? Вышел. Вот и хорошо. Запустить на митинг пару провокаторов с обрезами. Пусть стрельнут в воздух холостыми. Да можно и боевыми по людям. А потом уже – расстреливай весь митинг с чистой совестью.
Вот и с оппозицией, кстати, меньше возни. Зачем затевать нудные многомесячные судебные процессы? Да еще и с адвокатами. Да и еще с осуждением со стороны «мирового сообщества». Зачем устраивать дорогостоящие и чрезвычайно хлопотные засады на мостах? Увидел на демонстрации оппозиционера – застрели его, да и все дела. На всякий случай, вкупе с десятком других демонстрантов, представляющих «угрозу теракта». Вот так: скосил людишек во главе с их лидером, и нет уже лидера. И вполне законно. Тем более что он никак не выказывал «видимых признаков беременности».
Безопасность народа – прежде всего.
Граждан рядовых в державе кто представляет? Дума державная представляет. Ей судьбы людей вверены, ей мечты и чаяния трудящихся осуществлять. А народ – что ж? Стреляй, Путин-батюшка, в холопов своих! Он, народ, дозволяет.
Вот, собственно, и всё.
Нет, наверное, не всё. Необходимо бы еще вернуться к сталинскому разрешению расстреливать детей старше 12 лет. Было такое решение ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 года с разъяснением Политбюро от 20 апреля того же года: казнить мальцов! А чего, хорошее ж решение! Чем хуже расстрела небеременных женщин при значительном скоплении граждан? Вот разве что тех, кто моложе 12 лет, расстреливать не надо. Пусть, все-таки, останутся на расплод. А то, чего доброго, завтра и стрельнуть уже не в кого будет.
PS. Простите, и последнее. ТАССовская цитата: «Кроме того, парламентарии хотят прописать в законе, что «сотрудник полиции не подлежит преследованию за действия, совершенные при выполнении обязанностей, возложенных на полицию, и в связи с реализацией прав, предоставленных полиции», если эти действия осуществлялись по основаниям и в порядке, установленным законодательством».
Вот теперь уже точно – всё.

И вдогонку...

3 ИЮЛЯ 2015 Г. АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ www.ej.ru/
Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые… Как-то неожиданно мы все оказались в положении булгаковских героев, всех этих преображенских, барменталей, голубковых, представителей образованного класса. Тех, кто с растерянностью и гневом был вынужден наблюдать, как их страна, их народ сползают в откровенную дикость. Остается только спрашивать друг друга: «Вы можете сказать, что им придет в голову? – Все что угодно».
Ну кому, скажите, еще года два назад могло прийти в голову, что отечественная Генпрокуратура придет к выводу, что передача Крыма Украине в 1954 году была незаконной. А думцы, вдохновленные этим решением, будут интересоваться тем, было ли законным предоставление независимости странам Балтии в 1991-м. Нет сомнений, что не за горами проверка на легитимность предоставления независимости Финляндии (а то они, гады, самого спикера Госдумы Сергея Нарышкина к себе не пускают). Можно предположить, что вскоре распад СССР будет признан незаконным, а пакт Молотова-Риббентропа, наоборот, соответствующим международному праву.
Следственный комитет тоже старается не отстать от коллег-конкурентов. По неким «вновь открывшимся обстоятельствам» открыто уголовное дело об убийстве мэра Нефтеюганска Владимира Петухова, которое случилось 17 лет назад. Хотя обстоятельства открылись только что, представитель Следственного комитета Владимир Маркин уже уверенно предполагает, что обвиняемым будет Михаил Ходорковский.
А чего, собственно, смущаться? Конституционный суд только что, вопреки Основному закону, который он вроде бы был обязан блюсти, фактически признал приоритет российских судебных решений (а кто тут смеет сомневаться в качестве этих вердиктов) над теми, что приняты международными судами. Таким образом, события всего одной недели демонстрируют не деградацию даже, а полный развал правовой системы. Писаный закон заменяется ситуативной необходимостью. Что в данный момент выгодно Кремлю, то и объявляется законом.
Мирный обыватель может сказать, что все это, мол, политика, которая его, обывателя, совершенно не касается. В одном случае российские власти хотят доказать, что Украина не может претендовать на отнятый у нее Крым. В другом – хоть как-нибудь ущучить недружественные страны, вроде Литвы, Латвии и Эстонии. В третьем – нахватать заложников по новому делу ЮКОСа, чтобы было чем торговаться с акционерами разгромленной компании, которым теперь надо платить 50 миллиардов евро.
Но рано или поздно дело дойдет и до вовсе не оппозиционного обывателя. На той же неделе представители всех думских фракций во главе с Ириной Яровой внесли массу поправок в закон о полиции. Эти поправки разрешают правоохранителям применять оружие при защите госучреждений даже при большом скоплении людей. Полицейские освобождаются от ответственности за действия при исполнении своих обязанностей. Им разрешат по ничем не подтвержденному подозрению вскрывать автомобили.
Понятно, что эти поправки должны придать уверенности силовикам при подавлении «цветной революции», этого кошмара, который преследует обитателей Кремля. Но нет никаких сомнений, что правоохранители, которых и сейчас трудно заподозрить в кристальной чистоте, поспешат использовать «презумпцию доверия», это право на расправу в своих корыстных интересах. Теперь любой произвол, любое преступление можно будет объяснить служебной необходимостью. Благодаря этим поправкам необходимость в законах как таковых отпадает. Источником закона становится не народ, а человек в мундире. Это и есть важнейшая характерная черта полицейского государства. Правосудие? Забудьте…

@настроение: *чешу тыкавку* слова давно кончились...

@темы: Anthony ~Cherry~ Stark diary, НароШно не придумаешь, Записки вольного мозговеда, Для справки, Okiniiri